Мы живем в жестоком материальном мире, где всем управляют деньги и ненужные вещи, приобретаемые за эти самые деньги. А простые вещи которые приносят улыбки и ощущения счастья обесцениваются. Мы перестали чувствовать, потому что так проще. Мы всему даем свои названия, прикрепляем ярлыки и играем в игру “по правилам”. Наш мир полон парадоксов – чувство близости между мужчиной и женщиной стало настолько непереносимым, что им проще начать заниматься сексом, чтобы избежать чувства близости.

Банальный секс

Секс стал настолько банальным и будничным, что проще мужчине проще списать влечение к интересной ему женщиной на сексуальное возбуждение, чем на  искру, вспыхивающую между двумя соприкасающимися душами.

Секс безопаснее, так как близость невозможна без взаимной уязвимости, а секс — вполне, особенно если он ограничивается еще и идеями о том, что «мужчина должен добиваться секса от женщины, которая ему нравится» или «женщина должна соблазнять и быть сексуальной». Близость вытравливается, как несущая напряжение, смущение, волнение — целую гамму сложных чувств, означающих осторожное приближение двоих друг к другу. «Банзай» и штурмом на баррикады — как-то быстрее и проще…

Почему так неловко бывает после секса двух недавно познакомившихся людей? Куда девается это напряжение, бывшее еще накануне? Да так, ушло в оргазм, когда оно могло влиться в отношения. И неловкость — в которую маскируется стыд — может порождаться сожалением от того, что поторопились. Что разрушили что-то очень трепетное и важное, не дали ему взойти. Как если бы только-только появившийся росток стали заливать тоннами воды, размыв в конце концов почву и вымыв его с корнем. Вода — хороша, когда она своевременна и в нужном количестве, не больше и не меньше. Секс — тоже. Близость не исключает секса, но он не является ее условием. Стыд и смущение, естественные регуляторы темпа сближения людей, могут быть проигнорированы в момент резкого форсирования сближения, но они все равно догоняют – чуть позже…

Другие ярлыки

И еще одна тенденция — желание навесить на близость какой-нибудь ярлычок. «Дружба», «любовь», «приятельство» или еще какое-нибудь обозначение формы взаимоотношений, как будто близость можно втиснуть в рамки и остановить ее развитие. Откуда столько споров о том, возможна ли дружба между мужчиной или женщиной? Дать определение отношениям и успокоиться: дескать, мы теперь знаем, что тут у нас происходит, и будем играть по правилам. Но так ли это? Если обозначить отношения как «дружба» – это разве отменяет их развитие, это гарантирует от дальнейшей трансформации близости в некое иное качество (на которое можно будет потом навесить ярлычок «любовь»)? А если у нас «любовь» – то теперь играем по правилам любви («если любишь, то…»). «Друзья не испытывают друг к другу сексуальный интерес» – это правило откуда взялось, например? Могут испытывать и ничего с этим не делать, могут испытывать и делать, могут еще что угодно… Если близость двоих со временем трансформировалась, приобрела иное качество, значит ли это, что того, что было до этой трансформации, не существовало или это не имело ценности?

Есть, правда, и игра в дружбу, когда под близость маскируется уже простое сексуальное желание. Но в этой игре нет жизни, как и в любой имитации реальности. Достаточно бывает только чуть-чуть вчувствоваться, чтобы понять.

Дайте близости развиваться, и не по правилам «дружбы» или «любви», а по естественному «хаотичному порядку», существующему между общающимися друг с другом мужчиной и женщиной. Близость не подразумевает обязательного перехода «дружбы» в «любовь» или наоборот. Она просто есть. И в «он/она близкий мне человек» нередко больше смысла и чувства, чем в «он/она друг/подруга» или «любовник/любимый человек». Не так определенно и законченно, и поэтому — живо и тепло.


×
CREATE ACCOUNT ALREADY HAVE AN ACCOUNT?
 
×
FORGOT YOUR DETAILS?
×

Go up